Industrial Madness Project - Industrial/Gothic/Electro PromoGroup Abandoned Legacy - Заброшенное Наследие

R.I.P. 31.10.2005. - 31.10.2010.

2008.03.30 - Massa Brutto Fest 9

11.04.2008

Не столько брутальной, сколько массивной выдалась девятая часть серии концертов под вывеской “MassaBrutto Fest”. Правда, массивность заключалась не в количестве команд, а в их качестве. Отличительной особенностью всей линейки – всегда со вкусом подобранный состав и продуманная организация. Не этого ли порой так часто не хватает большинству минских мероприятий? Не это ли выделяет “Массу” от прочих метал-концертов вот уже на протяжении порядочного количества лет?
Гостеприимно встретить всех пришедших металхэдов, трезвых и не совсем, в этот раз должен был R-Club. Не очень знакомый большинству клуб оказался просторным и приятным. Не вызвала нареканий и сцена. Вот только, проникнув в backstage, огорчила тесная гримерка, заваленная ко всему прочему гитарами, всяческим “железом”, одеждой, банками с пивом и минеральной водой.
Начало не заставило себя долго ждать, и на сцену вышел организатор шоу и ведущий по совместительству – Александр Литвинский. Наверное, многие не знают, что года четыре назад Саша был чуть ли не бессменным ведущим минских метал-солянок. Но те времена давно прошли, из памяти выветрилось выражение “работать Алексом Литвинским”, но уровень мастерства остался. И вот, наконец, первая группа – STICKOXYDAL. Пожалуй, именно эти горячие парни из Молодечно добились наибольшего успеха и признания на grind-поприще по всей Беларуси. И видно, что останавливаться на успехе они не собираются. С первых секунд их музыка захватывает тебя и не отпускает до тех пор, пока не вдолбит в ваши черепные коробки девственно чистый грайндкор и вы не взмолитесь о пощаде. О деталях дальше рассказывать бессмысленно, ибо сделать это согласилась сами парни. Миха (вокал), Паша (гитара), Никита (бас) и Серж (менеджмент) с энтузиазмом поделились своими впечатлениями.

Abyss (A): Итак, парни, начнём. Как вам на сегодняшнем концерте звук, как аппарат?
Миха (М): На самом деле – фигня. Не очень понравилось. Если на саундчеке я слышал вокал хотя бы в зале, то во время выступления мне вокала вообще не было слышно. В отличие от нашего барабанщика.
(A): В принципе, большую часть выступления я простоял в зале. Звук, я считаю, минимум был сносным.
Серж (С): Вот именно, что сносным. Дело в том, что звукорежиссёр должен не по телефону разговаривать, а смотреть и слушать. А он все время сидит и трындит.
(A): Хорошо, а что по поводу публики?
(С): Наша публика есть наша публика!
(М): Для первой группы неплохо раскачало. Мы же все-таки начинающие.
(A): Это точно. Для тех, кто выступает первыми всегда двойная ответственность. Едем дальше. Еще раз для тех, кто был и кто не был: какой материал был сыгран сегодня? Хотя бы преимущественно.
(М): Ой… сыграна была солянка со всех альбомов. Ранние и старые вещи.
(А): Ладно. Вот у вас недавно вышел новый альбом? “Коллекция акушера” называется. Где его можно приобрести?
(М): Да, называется “Obstetrical Collection”
(С): На сайте есть координаты. Обращайтесь. Свяжемся чисто по-домашнему. (Серж постепенно перехватывает инициативу)
(A): А почему не завозили некуда? В тот же Iron Dream, допустим.
(С): Мы подумаем… Понимаешь, это слишком крутые диски, но мы хотим, чтобы наши люди получали наши диски по нормальной цене, не тратя лишние деньги. Диски произведены в Чехии, а там они, сам понимаешь, сколько стоят. Двенадцать евро – минимум. Вот. Мы здесь продаем их по нашей цене и понимаем, что мы не в Европе.
(A): То есть вы несёте еще какой-то убыток.
(С): Не ну, мы же не деньги зарабатываем. Мы подумаем, конечно, над твоим предложением по поводу Iron Dream.
(A): Это не совсем предложение, ибо я напрямую с Iron Dream не связан. Но, может, хозяин этой точки нас услышит…
(С): Вот ты спросил, что ребята сегодня играли. Ребята сегодня играли, скажем так, хиты из вышедших альбомов и ещё, вроде бы, три новых вещи.
Паша (П): Мы играли новые темы из нового альбома, а также играли вещи, которые еще выйдут на грядущем сплите. Их было больше чем три. Ты, наверное, слышал об этом сплите? (подробнее о нем читайте в недавнем полноценном интервью с группой)
(А): Я думаю, читателям будет более-менее понятно. А как вы тогда относитесь к такому распространенному явлению, когда у металхэдов входит в привычку хорошенько принимать на грудь большое количество спиртного, а потом в пьяном угаре идти к сцене и отрываться, причем неважно какая это будет музыка. И считаете ли вы, что под вашу музыку можно отрываться трезвым?
(С): Мы и отрываемся под неё трезво. Ты же не можешь всю публику взять и единой расческой расчесать. Наши люди трезвые и они отрывались вовсю.
(A): Почему у STICKOXYDAL я не вижу девочек-группи, которые бы с криком “Oh My fucking God! Это Stickoxydal” кидались вам на шею.
(М): (хором) Кто тебе такое сказал! Они уже лежат без чувств под клубом! Ты не слышал, как они сейчас кричали. Никите играть не давали.
(А): Мне кажется, это были все-таки парни…
(С): Ну ты знаешь, судя по вторичным половым признакам, это были парни с сиськами!
(А): Вот сейчас на сцену уже вышла группа Thelema, что вы о ней думаете? Играют они, между прочим, Techno Death с примесями.
(М): Не знаю, надо сейчас пойти послушать… Вообще, я не поклонник такой музыки.
(А): А какой тогда? Разумеется, кроме грайндкора.
(М): Rap, Hardcore…
(А): То есть ты не ограничиваешь себя рамками.
(М): Абсолютно.
(А): Ну, что. Всем спасибо. Молодцы…Final Speech.
(С): Ребята, мира вам и добра. В мае у нас будет презентация диска, и я думаю, мы подготовим для вас сюрприз. Будет чисто гринда, причём не только из Беларуси.
(А): Надеюсь, что все получится. Ибо помню, был уже неудачный опыт. Grind-Standart назывался.
(С): И мы тоже надеемся!

Из гримерки быстрым шагом направляюсь опять в зал: THELEMA уже на сцене. Разгоряченная после STICKOXYDAL публика продолжала отрываться, правда, не так активно. Все же, что ни говори, но играют ребята интеллектуальную музыку. Это в какой-то степени переосмысливание самого понятия Techno Death и внесение в него различных элементов, гармонично вписывающихся в музыкальную канву. Естественно, налегли парни на новый материал, который они вот-вот собираются выпускать. Впрочем, пара старых хитов также не оказалась забыта. Единственное, что огорчило: явно испорченный звук, который почему-то именно на этой команде резал мне слух. Одного бойца по дороге в стольный град Минск группа THELEMA потеряла. Им оказался барабанщик Юрий Теребиков. Тем не менее, оставшиеся ребята: Александр (ритм гитара), Станислав (соло гитара), Виктор (бас) и Алексей (вокал) – совместными усилиями легко разобрались с моими вопросами.

(А): Итак, приступим. Начнем с аппарата в целом и звука в частности.
THELEMA (T): Аппарат классный. В целом – все хорошо. Отличная организация. Неплохой звук.
(А): То есть звук был нормальный. А вот парни из STICKOXYDAL, например, жаловались.
Алексей (АС): Вообще-то, для нас показатель хорошего звука – это когда колбасится толпа. Вот как сейчас было. По-моему, это главное. Была энергетика.
(А): То есть публика вас нормально приняла.
(T): По-моему, хорошо.
(А): Ясно. Вот вы играете Techno Death с примесями. Согласитесь, ведь эта музыка трудная для восприятия на концерте…
(T): (перебивая) Вопрос в том, как это все подать.
(А): А вы работаете над этим? Чтобы выглядеть соответствующе, а не просто стоять и махать хаером.
(T): Безусловно. У нас есть отдельные репетиции, на которых мы отрабатываем поведение на сцене, чтобы зрителю было нескучно смотреть.
(А): Вы, я думаю, знаете, что у MassaBrutto Fest уже большая история. Уже девятая часть…
(T): (перебивая) Да, мы два года назад выступали…
(А): К этому мы чуть позже вернёмся. Сейчас у меня немного другой вопрос: чем MassaBrutto Fest отличается от других концертов?
(T): (в один голос) Организацией… Хорошей рекламой. Плюс отличная подборка групп. Это тоже очень важно. Все на высоком уровне. Мне кажется, что это уже бренд.
(А): Понял. То есть, если человек, например, приехал из России, Украины, по этому концерту он может судить о развитии нашей сцены?
(T): Однозначно. Это первый эшелон…
(А): Нескромно.
(T): Да мы и не про себя. Про всех, кто здесь участвует. Про остальных парней.
(А): Вернемся к вашему прошлому выступлению. Что изменилось у вас за эти два года?
(T): Все. Изменилось все, причём в корне. Изменилась музыка, изменилось отношение к ней, изменился состав, изменились желания.
(А): А были ли вы хотя бы на одном концерте в качестве зрителей?
(АС): Наверное, только я один был.
(А): А как часто совместно репетируете?
(АС): Где-то раз в две недели приезжаю к парням в Гомель, чтобы поддерживать форму. Ведь вокальные трэки можно прописать и дома, а потом отослать…
Александр Литвинский (АЛ): (неожиданно) Он их по почте отсылает, в конверте.
(T): Не, голуби приносят.
(А): Наконец, вот на сцену вышла группа ID:VISION. Что вы о них думаете?
(T): На самом деле, очень перспективная музыка. Они смотрят за современными тенденциями. Стараются что-то двигать. Они молодые, им не по тридцать пять.
(АЛ): (снова неожиданно) Как нам…
(А): Ну и напоследок, что-нибудь о…
(АЛ): Телега от THELEMA, короче.
(T): Слушайте хорошую музыку!

Скажу честно, высказывание Александра Литвинского по-поводу того, сколько приводили себя ID:VISION в нужную кондицию, является абсолютной правдой. Не подумайте ничего лишнего, это я про сценический имидж музыкантов. Уже во время выступления STICKOXYDAL в гримерке были обнаружены веселые и чем-то довольные личности, активно наносящие грим на лица. Появлялся я там через определённые промежутки времени и каждый раз все меньше и меньше узнавал ребят. Уже перед самым их выходом на сцену я вообще, честно признаться, чуть не испугался, когда, открыв дверь, на меня уставилось злобное лицо нового вокалиста. Однозначно, вряд ли можно найти ещё одну группу в Беларуси, которая так тщательно следит за визуальной частью выступления. Музыкальная же часть была представлена сыгранным целиком и полностью альбомом “Plazmadkaos”, еще не вышедшим, но уже порядком нашумевшим, и даже одним кавером на DIMMU BORGIR. Похоже, что металический и электронный зародыши срослись окончательно, породив на свет еще более ужаснейший эмбрион. Не такой неустойчивый и больной как у ABORYM, a агрессивный и безумный, не похожий ни на что другое. В любом случае, людям необходимо донести, о чем думают эти маньяки. Закончив выступление, все парни как-то разом скинули ответственность отдуваться за группу Саше W-Todd‘у (гитара). Тот, немного отдышавшись, не растерялся, а даже наоборот.

(А): Первый вопрос традиционный: как аппарат…
Саша (С): (с энтузиазмом, перебивая) Аппарат ахуенный! То, что я хотел, то и получил. Большое спасибо Саше Литвинскому! Саша, скажи “пожалуйста”.
АЛ: (с другого конца гримерки) Пожалуйста!
(А): А как публика?
(С): Публика – молодцы! Мне жалко, конечно, что перед сценой было небольшое скопление, и люди не смогли нормально оторваться.
(А): То есть приняли вас хорошо.
(С): Конечно. Не все, но те, кто хотели, нас услышали.
(А): Хорошо. Вы не выступали около года. Непривычно?
(С): Да нет. Ты знаешь, что-то мне подсказывает, что мама вместо соски дала мне балалайку и сказала: “Иди выступай!”.
(А): Вот у вас такой безумный mix из разных стилей. Black Metal, какая-то там электронщина. Что будет дальше?
(С): Честно скажу, хуже уже не будет! Лучше – не знаю. В любом случае, будет полный пиздец!
ID:VISION: (откуда-то сзади) Мы все по этому поводу напьёмся!
(А): Кстати, по поводу напьёмся. Практикуете перед выступлением.
(С): (категорично) Нет. Только после.
(А): Напоследок. Вот на сцене сейчас выступает группа EVTHANAZIA A.D. Что ты о них думаешь?
(С): Я не поклонник такой музыки, а я слушаю много разной музыки, но, тем не менее, чуваки делают своё дело, и респект им за это.
(А): А какой разной музыки? Помимо метала.
(С): Chill Out, New Age, R’n‘B, Hard Techno и так далее… Если музыка классная, то я не брезгую и слушаю.
(А): Final wisdom.
(С): Делайте что хотите. Это будет закон.
ID:VISION: Dethklok!!! (гнусавым голосом) Хуй и пенсионеры!!!

Довольно большой промежуток времени прошел с тех пор, как группа EVTHANAZIA выпустила свой первый кассетный релиз. Многое изменилось. Возникло огромное количество новых команд, столько же кануло в лету, кто-то становился легендой, кто-то позором, давно перестало быть новым для команд выпускать свои альбомы в CD-формате. А EVTHANAZIA жила, выпускала свой материал, гнула свою линию. Приходили и уходили люди, немного сменилось название, на желание играть осталось. Пусть, группа не заслужила культовый статус, но она определенно внесла вклад в развитие нашей сцене, причем не перестает делать это до сих пор. Отсутствие барабанщика ни коим образом не сказалось на выступлении. Энергетика, драйв – все было на месте. На мой взгляд, новый альбом группы сделал очень важный шаг. Он, наконец, подарил команде свое узнаваемое лицо. Все тот же Brutal Death, но теперь без всякого равнения на западные коллективы. Надеюсь, что группа все-таки переживет свой второй расцвет. Беседа с парнями прошла чуть ли не в дружеской атмосфере. Удивительно, особенно если взять тот факт, что до этого я ни разу не общался с ребятами. Наверное, от этого она и получилось непорядок длиннее, чем все предыдущие. Не успев начать интервью, нас прерывает Дима Басик. Возникли какие-то проблемы со шнурами.

Дима Басик (ДБ): (разобравшись со шнурами) …И альбом нам оставите. Я его ещё не послушал, но в ближайшие дни планирую…
(А): Раз уже начали разговор об альбоме, то давайте продолжим. Я слышал, там целая эпопея была с его издательством. Знаю, что было много проблем.
Виталий Бобровнич (В): Началось все с проблем с записью, потом проблемы с мастерингом, потом проблемы с изданием, потом ещё куча разных проблем. Страна у нас такая интересная. Ну и, наверное, мы ещё не созрели для такого серьёзного шага.
(А): В итоге: сколько тянулся весь этот процесс?
(В): Три года.
Алексей (АК): За это время мы успели ещё кое-что наработать. Мы уже практически сделали новый материал, который скоро собираемся записывать.
(А): Я надеюсь, что с этим альбомом уже не будет таких проблем.
(В): Такого в любом случае не будет. В этот раз мы начали с конца, с проблем с изданием.
(А): Новый альбом. Чем он отличается от предыдущего материала. Есть ли кардинальные изменения?
(В): Сложно сказать про своё творчество. Нужно, чтобы люди со стороны смотрели. Мы просто делаем музыку, стараемся делать её максимально качественно для того, чтобы наши белорусские фэны могли гордиться белорусскими музыкантами. Это наша главная задача. А то, куда мы изменяемся… Конечно, мы меняемся. Стали, быть может, более трэшэвыми, другая мелодика появилась.
(А): То есть кардинальных изменений нет.
(В): Удивить сможем. Каждый новый альбом – это какой-то сюрприз.
(А): Вернемся к вашему выступлению. Как вам этот клуб, как аппарат, организация?
(В): Огромный привет организаторам! Организация в порядке. Никаких проблем нет. Что касается звука… Это не тот клуб, где можно качественно настроить звук…
(А): (перебивая) Хорошо, а в каком клубе тогда это можно сделать. Я имею в виду из минских клубов.
(В): В принципе, наверное, ни в одном. Клубы для таких мероприятий не предназначены. Нужен особый звук. В любом случае, аппарат должен настраиваться минимум за месяц до начала, чтобы узнать все нюансы. Я очень сочувствую звукачам. Многие музыканты также просто не умеют звук крутить. И получается, что перед звукорежиссерами стоит просто невыполнимая задача.
(А): Тебе не кажется, что всё упирается в деньги? Если бы смогли заплатить, то смогли бы отстроить.
(В): Может быть. Может финансы, может ещё что. Здесь я уже не специалист.
Андрей (АН): Все финансы зависят от толпы. Всё зависит от того, сколько люди заплатят. Если они будут нас поддерживать, то будет и хороший аппарат, и хороший звук.
(В): Не будем жадными. Мы-то в любом случае кайф получим, а вот получит ли его зритель? Как правило, люди просто жалеют денег, а потом жалуются, что было не в кайф.
(А): Кстати, о людях. Как вам сегодня публика?
(В): Минская публика – отличная публика. Приняли нас нормально, учитывая, что мы здесь нечастые гости. Я думал, нас тут совсем забудут. У нас произошли кардинальные изменения: нет барабанщика. Может, кому-то это в кайф, что появились клавиши, а кому-то – наоборот. Я уверен, что часть слушателей от нас отвернётся, но кто-то и удивится…
(А): Я думаю, вряд ли вы потеряете большую часть аудитории.
(В): За много-много лет работы я знаю, что можно два раза потерять слушателей, и столько же приобрести, а потом опять…
(А): Напомни нашим читателям: когда ты пришел в тяжелую музыку? Для молодой публики это будет не лишним. И когда ты пришел в EVTHANAZIA A.D, вернее тогда это ещё была просто EVTHANAZIA.
(В): Я пришел в тяжелую музыку в году ’94. Был у меня проект другой. Потом меня перетянули в EVTHANAZIA. Это был год ‘95. У нас Речице была очень сильная метал-сцена, отдельно от всей Беларуси, как бы в своей каше варились. Получается уже четырнадцать лет.
Андрей (АН): В саму музыку я тоже пришел в году ‘96. А в EVTHANAZIA, как в мою первую профессиональную группа, в 2001. Уже семь лет отдано именно этой команде.
(АК): Хрен его знает, когда я пришел.
(В): Алексей у нас, оказывается, самый старый. Даже не помнит, когда пришёл! (все смеемся)
(АК): (непродолжительный спор Бобриком) Где-то года три.
(А): Вот кто пришел в музыку пораньше? Виталий, ты помнишь, ещё те времена, когда были такие группы как EXHUMATOR, PATHOLOGIST DEPARTMENT… Видел их?
(В): Да-да. С патологистами даже водочки в Речице удалось попить в далёких ’90-ых. Не могу отвечать за минскую сцену. Минская сцена довольно своеобразная. Всегда были какие-то проблемы. А что касается гомельской сцены, то обалденная дружба и поддержка была. Сейчас я не вижу этого нигде. Раньше были GODS TOWER, AVALON HOUSE… Была очень сильная тусовка. Все команды имели свою когорту фэнов. Была дикая поддержка. Люди бесплатно на концерт не шли. Не было вообще такого. Если нас хотели провести бесплатно, мы все равно платили, потому что знали, делаем вклад в развитие сцены.
(А): Многие даже сейчас считают, что Гомель – метал столица Беларуси. Именно у вас сейчас есть RASTA, THELEMA, опять же, были GODS TOWER. Проводится много знаковых мероприятий.
(В): (перебивая) Да… GODS TOWER нельзя забывать. Я вообще-то стал увлекаться тяжелой музыкой, потому что тусовался с GODS TOWER! Всем, кто ещё в деле – огромный привет! Ножику обязательно… Обалденная была команда. (одновременно вздыхаем) Там, где алкоголь, музыки нет.
(А): А как у вас с этим дело обстоит? Перед концертами бывает?
(АН): Не было у нас такого, потому что музыка у нас довольно сложная. И выдаем мы на сцене то, что с алкоголем в крови не реально сделать. Был бы алкоголь в крови, не было бы такого накала страстей и энергии как у нас.
Супруга Андрея: (все это время находившаяся рядом) Я, как его жена, скажу, что он никогда не берёт гитару пьяным. В два часа ночи, в три… В семейной жизни бывают разные ситуации. Но гитара – это святое.
(А): Урок музыкантам, особенно начинающим, ибо есть такие люди и их немало.
(В): Просто алкоголь убил очень многих музыкантов, и нам не хотелось бы повторять их ошибки. Алкоголь можно после концерта…
(А): …Хорошо вдарить.
(В): У каждого человека разные периоды. Я сейчас вообще спиртное практически не употребляю. (На заднем фоне слышно как VICIOUS CRUSADE приветствуют толпу) Наступил просто такой момент в жизни: у меня растет два малыша, для которых я хочу быть примером.
(А): У тебя уже жена, дети…
(В): Двойня. Год и восемь месяцев.
(АН): Ага, ставит детям EVTHANAZIA на ночь. (смех)
(А): Я боюсь, что дети неадекватно воспринимают такую музыку.
(В): Папин голос они узнают.
(А): Вот сейчас на сцену вышли VICIOUS CRUSADE. Что вы о них думаете?
(АК): В детстве я слушал, тогда я находил в этом определённый кайф. По-моему, есть у них что-то своеобразное, хотя многие говорят, что таких групп много.
(А): Ну, я не знаю, говорят ли или нет. Слышал, что наоборот ставят их даже после GODS TOWER.
(АК): Это само собой. Я с тобой согласен.
(А): Я думаю, пора уже заканчивать. (рев толпы вместе с “крусэдовской” “Forbidden Tunes” нарастает)
(АК): Heavy Metal Will Never Die! Punks Not Dead! И так далее…
(В): Напоследок, для наших фанатов. Скоро у нас открывается официальный сайт, который будет сотрудничать со многими интернет-ресурсами. Сайт называется evthanazia-ad.com. Там будет выложена вся необходимая информация.
(АН): Столько всего хочется сказать… Но я, как самый старый, покрывшийся плесенью, хочу сказать все же только одно – Sex, Motor, Rock’n’Roll!!!

Мне кажется, что какая-то дополнительная информация по-поводу VICIOUS CRUSADE не нужна. Каждый уже давно сам для себя составил мнение о группе. Единственно, что нужно отметить, сет группы состоял из самого брутального материала, начиная прямо с древнего “Life That Kills” и заканчивая “Forbidden Tunes”, а отсюда, как следствие – никакого женского вокала. Запомнилась и композиция “Exalted Lair”, в которой Саша Литвинский при поддержки Басика исполнил обязанности фронтмена команды. Представили также пару новых вещей, впрочем, о них более серьезно мы будет судить уже по новому альбому. К сожалению, ввиду нехватки времени, Дима не смог прокомментировать все интересующие меня моменты. Тем не менее, дать свою оценку ему удалось.

(A): Как прошел сегодняшний вечер? Как сам концерт? Как клуб?
Дмитрий Басик (ДБ): Дело в том, что мы пришли на концерт минут за двадцать до начала нашего выступления, поэтому не успели посмотреть все команды. Мне кажется, что звук был сегодня неплохой. В принципе, клуб тоже нормальный, он красивый, приятный. Но с другой стороны, нравится, когда публика находится перед сценой, а в клубе зал очень вытянут, и публика рассредоточена по всей площади. Я не знаю, захотят ли проводить организаторы здесь концерты или не захотят, но я считаю, что делать это можно. Если людям понравилось, значит это о чем-то говорит.
(A): О людях. Как приняли?
(ДБ): Как всегда великолепно. Удивляет, что все больше и больше людей учат наши песни. Знают не только припевы, но и запевы. Вскоре, я думаю, микрофоны можно поворачивать в зал и просто поигрывать. Мы очень довольны. Все концерты в Минске у нас проходят с огромным удовольствием, с сильной поддержкой зала. Надеемся, что тридцатого мая, на нашем сольном концерте…
(A): А об этом, кстати, подробней.
(ДБ): Мы дадим большую рекламу, но вкратце, тридцатого мая, в пятницу, в клубе “Реактор” мы дадим сольное выступление, в двух частях. Будем играть двадцать пять песен. Первая часть будет состоять полностью из всех новых песен нового альбома.
(A): О новом альбоме…
(ДБ): Альбом до тридцатого мая ещё не выйдет, но мы уже представим все новые песни. Потом сделаем небольшой перерыв и ещё раз отыграем все полюбившиеся боевики.
(A): Многих очень волнует, когда же он выйдет.
(ДБ): В этом году это точно. Я не хочу говорить какой-то месяц, потому что как всегда можно сглазить. Но, в принципе, работа идет хорошо. Я думаю, мы успеем в срок, и осенью вы будете уже слушать новый альбом.
(A): Что ж, ввиду отсутствия времени, финальные слова.
(ДБ): Тридцатого мая ждём всех. Мы подготовим довольно интересную программу. Будут сюрпризы, о которых я пока умолчу. Будем рады вас видеть!

Вот все и закончилось. Некоторые музыканты, находившееся в этот момент в гримерке признались, что сами не хотели уходить. Публика медленно покинула клуб, но я ещё делать этого не собирался. Время подводить итоги. Но на этот раз это сделаю не я. Кому, как ни организатору делать выводы о прошедшем мероприятии. С этими вопросами я и обратился к Александру Литвинскому.

(A): Итак, Саша, итоги концерта. Что удалось, что не удалось? Что прошло, как задумано, а что – наоборот?
Александр Литвинский (АЛ): Любой концерт на новом месте всегда несколько “нервный”. В силу различных причин и обстоятельств не всегда получается так, как было запланировано. MassaBrutto Fest в R-Club’е – это первый опыт работы с этим клубом. Итоги подводить пока рано. Мы ещё не беседовали с администрацией, не подводили серьёзную финансовую часть. Хотя, у меня такое ощущение, что бюджет был рассчитан правильно, и мы остались при своих. Концерты для нас – не самоцель. Это больше рекламная акция, которая способна в очередной раз обратить внимание на радиостанцию, на программу, на группы. Мы не занимаемся “косьбой капусты”, поэтому наш расчет всегда присобачен к нулю.
(A): Кстати зря…
(АЛ): Может быть и зря. Но понимаешь, если бы хотелось купить машину, то на это есть другие источники доходов.
(A): Ну, неужели абсолютно никакой прибыли не будет?
(АЛ): Я буду рад, если она будет. Но обычно на все “прибыли” мы просто затариваемся пивом и гудим всю ночь.
(A): Если администрация клуба согласятся на дальнейшее сотрудничество, ты будешь “за”?
(АЛ): Я буду не против. Я пока не могу сразу сказать точно. Дело в том, сам видишь, клуб не предназначен для концертов вообще, потому что присутствует огромное количество зеркал, от которых отражается звук. Если мы прейдем к общему знаменателю в плане демонтажа или завешивания части зеркал, тогда возможно. Ибо ловить здесь звук звукорежиссёру сложно. Группам тоже, хотя они, в целом, остались довольны. Если будет со стороны хозяев предложено продолжение сотрудничества, я не скажу “нет”.
(A): Ну, вот у нас есть альтернатива – клуб “Реактор”. С кем работать предпочтительнее?
(АЛ): Понимаешь, тут идет разговор не о площадках, а о субъектах хозяйствования. С “R-Club” работать хоть и дороже, но удобнее. Между “Линией Звука” и “R-Club” заключается договор, в рамках которого они и взаимодействуют. С “Реактором” несколько иная ситуация. Там можно делать концерты по другим схемам, которые мне лично пока не нравятся.
(A): Что ж, исчерпывающе…
(АЛ): В любом случае, концерт прошел. Есть довольные, есть недовольные. Все зависит от того, с какой целью шел человек на мероприятие. Если напиться, то он напился, если послушать музыку, то послушал. Кто хотел пообщаться с друзьями или группами, тот пообщался. То есть, все, надеюсь, получили то, за чем шли сюда. Что касается нас, то некоторых целей мы достигли, задачи решили… Что-то не получилось, но это уже наши проблемы. В любом случае всем причастным и непричастным – спасибо огромное! Группам и публике – отдельный мегареспект!!!

Этот отчет выглядит скорее больше как анатомия концерта. Тем лучше, многие узнают много нового. Остальные выводы делайте сами.

Abyss

Фотографии:
Massa Brutto Fest 9



Оставить комментарий

Имя: E-mail: Сайт:

Сообщение: